Защита единственного жилья от ареста и продажи: советы для должников

Могут ли арестовать единственное жилье за долги

Могут ли арестовать единственное жилье за долги

Во время церемонии бракосочетания по договору были приобретены следующие жилые помещения: жилое помещение площадью 491,7 кв. м. (всего 31,4 кв. м). При вынесении решения суд отказал в признании совместно нажитых действий, прекращении владения и права собственности, в том числе ½ доли в праве собственности. Всего 31,4 кв. м. Суд отметил, что у должника не было зарегистрированного права собственности на квартиру. Из материалов дела выяснилось, что у бывшего супруга были плохие отношения с бывшей женой должника, чье проживание в квартире, по всей видимости, было временным. Должник имеет зарегистрированное право собственности на 1/2 доли в Палате общин. Должник зарегистрирован по месту жительства в доме, в отношении которого запрашивается исключение. Это единственный дом для должника. Тот факт, что Александр Иванович Сербин временно не проживает в этом доме, не может рассматриваться как исключительный случай, так как это не лишает его права на жилище, гарантированного ст. 40 ст. 1 Конституции РФ. Иммунитет от казни в этом доме. Обязательственное право предполагает, что мнение должника учитывается при определении дома, исключаемого из конкурсной массы и из права должника на выбор места жительства и места пребывания. При таких обстоятельствах, даже если у должника есть другое место жительства, он вправе воспользоваться своим правом на исключение жилой недвижимости, в которой он проживает. Должник в данном деле выразил свою точку зрения, подав заявление об освобождении от рассматриваемого банкротства. В этих обстоятельствах, принимая во внимание конституционный принцип выбора места жительства и конкретные обстоятельства спора, апелляционный суд соглашается с выводами апелляционного суда о необходимости освобождения указанного имущества (единственного места жительства должника) из конкурсной массы. Решение А53-42967/2018 Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12.08.2020 по делу №.

Возможно ли лишиться единственного жилья?

По закону должник не может быть лишен единственного жилья, в котором он проживает один или с родственниками-родителями. Это гарантированные условия нормальной жизни. Однако на практике можно потерять уникальное жилье, будь то огромный дом, роскошная вилла или 100-метровая квартира. Жизнь. Следовательно, суды оценивают «уникальное жилище» по двум критериям. Какую площадь занимает дом и какова норма жилья на душу населения.

В каждом муниципалитете действуют свои правила в отношении квот на проживание на душу населения. Например, в Москве норма жилья на душу населения составляет 10 кв. м, а в Санкт-Петербурге — 9 кв. м. Так, если единственное жилье должника составляет около 60 кв. м и в нем проживают два-три человека, мировой судья с большой вероятностью продаст его и получит долю квартиры в счет погашения долга.

ВС РФ разъяснил, что можно делать с единственным жильем должника

Судебный совет Верховного суда был привлечен к рассмотрению жалобы должника на мирового судью. Она захватила единственное жилое помещение должника, и должник считал, что это нарушает его права.

Статус взыскания долгов — актуальный вопрос для многих людей сегодня. Долги нужно возвращать. Особенно по решению суда. Именно поэтому существуют службы судебных исполнителей. Но всегда ли их действия законны? Почти все должники знают, что трогать их уникальные дома запрещено. Что реально и без нарушения закона можно сделать в квартире должника?

В районном суде Санкт-Петербурга было возбуждено дело против местной жительницы. Суд обязал ее выплатить крупный долг. Мировые судьи инициировали процесс казни и изъяли у женщин участки дакки и их части. Они продали их, а деньги пошли на погашение долга.

Однако этих денег оказалось недостаточно для погашения долга, и мировые судьи наложили арест на квартиру, в которой должница проживала со своими детьми.

Однако ответчик не согласился на арест квартиры. Он обратился в другой районный суд, по требованию которого он оспорил решение судебного коменданта об аресте квартиры. Гражданка утверждала, что квартира является единственным местом жительства для нее и ее маленького сына, и поэтому она не может быть изъята.

Окружной суд согласился с этим утверждением. В своем решении суд первой инстанции указал, что в соответствии со статьей 79 Закона об исполнительном производстве исполнение не может быть наложено на имущество должника, перечень которого приведен в Гражданском процессуальном кодексе. В этот перечень входит только жилое помещение (статья 446 Гражданского процессуального кодекса).

Поскольку данная квартира не может быть арестована как единственное место жительства должника, арестованное имущество не может быть использовано в качестве самостоятельной меры принудительного исполнения и не может привести к исполнению решения суда», — говорится в постановлении окружного суда.

Кредиторы и мировые судьи были поражены этим постановлением и подали жалобу в Санкт-Петербург. В апелляции указано, что арест квартиры был произведен «не с целью изъятия, а в качестве самостоятельной меры принудительного исполнения, предусмотренной законом об исполнительном производстве». Однако Городской суд не поддержал мирового судью и кредиторов. Апелляция заявила, что их аргумент «основан на неправильном толковании действующего законодательства». Суд указал, что меры, принятые принудительными исполнителями, не были включены в список изъятий.

Поэтому, заявила апелляция, «аргумент относительно законности ареста с целью принуждения должника к фактическому удовлетворению требования о праве собственности, подлежащего принудительному исполнению, несовместим с действующим законодательством». Городской суд также заявил, что арест имущества для защиты его сохранности в нашем случае не имеет юридической силы, поскольку «этот арест не может привести к вынесению судебного решения по данному делу».

Кредиторы также не согласились с такой формулировкой и обратились выше — в Верховный суд РФ. Ознакомившись с делом, они заявили, что Действия Санкт-Петербургского суда являются неправильными и подлежат отмене, поскольку их выводы основаны на «неправильном толковании нормы материального права».

В своем постановлении Судебный совет отметил, что арест как акт исполнения может быть наложен судебным исполнителем «для обеспечения исполнения судебных решений, включая требования к имуществу» (статья 64 Закона и 80 Закона об исполнительном производстве). По мнению Верховного суда, статья 446 Гражданского процессуального кодекса запрещает накладывать арест на собственное жилье должника во время исполнения, хотя арестовать жилье можно, так как арест не является необходимым для исполнения. Это разные действия.

По мнению Комиссии, суд первой инстанции и суд первой инстанции неправомерно отстаивали запрет на деятельность по размещению с квартирами и принудительные меры. В постановлении Верховного суда говорится, что «решение мирового судьи ясно показывает, что оно было принято для исполнения решения суда».

Затем суд пояснил, что арест не предусматривает право пользования квартирой и ее изъятие, то есть изъятие квартиры и ее продажу или передачу истцу. Наниматель мог без проблем жить в своей квартире, но после ареста она не могла ее переуступить. То есть продать, подарить или обменять его.

Верховный суд в данном деле использовал общее решение «о применении судами законодательства при решении некоторых вопросов, возникающих в исполнительном производстве» (ноябрь 2015 года).

В этом решении говорилось, что арест дома, являющегося единственным местом постоянного проживания должника и его семьи, и запрет на распоряжение имуществом (включая его владение и регистрацию другим лицом) не были признаны незаконными. Если эти меры были приняты мировым судьей, чтобы должник не мог предоставить имущество за счет взыскателя. (Дело № 78-kg15-42)

Иван Соловьев, профессор Российской академии внутренних дел:.

— Обязанность кредитора состоит в том, чтобы должник ни на минуту не забывал о создании таких условий. Единственный дом уже давно стал неприступной тюрьмой для силовиков и хоть какой-то гарантией для тех, кто не рассчитал свои финансовые возможности или переоценил потенциальных клиентов. Долг растет месяц за месяцем, и решение о нагрузке очень предсказуемо, поскольку дорогие кредиты — единственный устойчивый способ стимулирования банковского сектора. В любом случае, не следует забывать о возможностях, которые открывают новые правила для индивидуальной несостоятельности. Хотя вы с большой вероятностью рассмотрите эту юридическую процедуру — 500 000 рублей и отсрочка в три месяца — лучше начать ее и действовать самостоятельно, так как кредитору это, безусловно, выгодно.

Стратегия №2: срочное переоформление жилья

На первый взгляд, это лучший из двух вариантов. Однако он не является самым безопасным. До недавнего времени вы могли легко предложить свой уникальный дом и не беспокоиться о том, что сделка будет оспорена.

Предположим, что заемщик подарит свою квартиру до начала процесса банкротства. Но через некоторое время кредитор обнаруживает сделку и оспаривает ее. Таким образом, собственность возвращается к «героям» истории. Дом включается в процедуру банкротства и продается с молотка для погашения долга. Но опять же, второй вариант может спасти ситуацию по мере приближения сделки к регистрации.

Не избавляйтесь от квартир, поддавшись панике

Сделка может быть сорвана банкротством, особенно если она находится недалеко.

Существуют две группы ситуаций.

Первый: накануне банкротства граждане спешно продают/подаривают все свое имущество, включая единственную квартиру.

Однако, если суд успешно отменит все сделки, квартира больше не будет признана единственным местом жительства. Логика проста: если должник распоряжается квартирой, значит, ему было где жить. Так что пусть живет там.

Вторая группа ситуаций: человек или его жена продают все квартиры, кроме одной. Таким образом, он сохраняет свой единственный дом и надеется, что его не отнимут у него.

Эта система также не работает. Суд признает такой ряд действий умышленными, то есть имеющими единственную цель — списание долга, и изымает единственную оставшуюся квартиру.

Здесь есть свои правила. Чем проще отменить сделку, тем ближе вы к началу банкротства. Помните, что каждая сделка с недвижимостью, которую вы совершаете, проходит под увеличительным стеклом. Не нужно торопиться и действовать поспешно. В противном случае вы можете потерять свое единственное жилье.

Заявление кредитора на арест имущества

Кредиторы могут подавать заявления об идентификации определенных активов и требовать их ареста. Правила следующие.

  • Запрос должен быть подан в письменном виде судебному исполнителю.
  • Заявление должно быть составлено в двух экземплярах, один из которых остается у заявителя.
  • Документ передается на подпись — с соответствующими отметками.
  • Выполнение
  • Ή отклонить требование.

Нужна юридическая консультация? Телефон.

Если заявителю будет отказано, он может обжаловать это решение.

Заявление должно содержать следующую информацию

  • Классические заголовки: куда направляется заявление, кому, кем
  • количество правоустанавливающих документов; и
  • подробную информацию о принятом решении; и
  • срок и факт, если должник заплатил добровольно
  • уже выплаченная сумма; и
  • Применение припадков.

Экстравагантность!

Нет ничего нового в том, чтобы разрешить конфискацию единственного жилья должника. Конституционный суд уже принимал подобное решение в 2012 году, напоминает Дмитрий Галанцев, генеральный директор юридической фирмы Propositum.

‘Конфисковать можно только жилые помещения, если количественные и качественные характеристики помещений позволяют произвести такую конфискацию при сохранении нормальных минимальных условий жизни таких людей’. Мнение Конституционного суда остается неизменным, но новое решение обеспечивает механизм против принудительных изъятий», — поясняет он.

Согласно последнему постановлению Конституционного суда, при оценке возможности изъятия единственного жилья суд будет оценивать только возможность предоставления жилья должнику и его семье после изъятия, оценку рыночной стоимости, а также возможность злоупотреблений со стороны должника, пропорционально сумме задолженности, отмечает Галанцев.

Ключ - Риа Новости, 1920, 28.04.2021.

Эта позиция была быстро неверно истолкована СМИ следующим образом Если единственное жилище можно назвать роскошным, оно будет конфисковано, но другие жилища не будут конфискованы. Однако это не совсем так, поскольку суды учитывают множество нюансов, отметили все опрошенные юристы.

В настоящее время суды отходят от концепции «роскошного» жилья. Они относятся к единственному жилью должника, которое может удовлетворить требования кредитора (по погашению долга) на момент продажи. Однако понятие «элитная» резиденция нигде не определено, и нет критериев, позволяющих охарактеризовать ту или иную резиденцию как элитную, говорит Исмаил Джафаров, юрист юридической фирмы «Олевинский, Буюкян и партнеры».

Можно ли забрать жилье за долги без предоставления другого

Если недвижимость заложена, то это можно сделать только на одну недвижимость, поэтому это не поможет, если ребенок прописан на этой недвижимости или не имеет отдельного жилья.

Однако если это единственное не заложенное имущество, должник не будет выселен — Конституционный суд постановил, что он должен получить что-то взамен.

Обращение взыскания на единственное жилье должника. Судебная практика с 01.06.2020 по 01.12.2020

Судебная практика по конфискации единственного жилья должника быстро расширяется, и за последние полгода произошло много интересного. Нам разрешили предложить альтернативное жилье и тут же запретили. Заявление об освобождении от исполнения приговора было расценено как злоупотребление правом, нам сразу сказали, что это неправильно, а практика также полна множества интересных материалов.

В данной статье обобщается позиция Верховного суда и окружного суда по вопросу закрытия единственного места жительства в контексте банкротства.

Верховный суд:.

Решение СКЭС Дело A71-16753/2017 от 29 октября 2020 года Верховного Суда Российской Федерации 309-ES20-10004

Речь идет о знаменитом деле Стружкина, в котором Верховный суд постановил, что должнику не может быть предоставлено альтернативное жилье. Я подробно писал об этом деле здесь, а вот отчет из суда.

Решение по делу А23-734/2018 СКЭС Верховного Суда Российской Федерации от 3 сентября 2020 года, 310-ES20-6956.

Это случай с Хаймсом. В данном деле окружной суд пришел к выводу, что ссылка должника на освобождение от исполнения и дальнейшее применение судом злостного уклонения от требований кредитора является злоупотреблением полномочиями (мне нравится эта позиция, к сожалению J) и поэтому процесс банкротства был прекращен без уменьшения долга гражданина.

Верховный суд отменил решение районного суда и занял интересную правовую позицию в отношении статьи 446 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Окружной суд фактически осудил должника за использование освобождения от исполнения решения в отношении дома и участка, на котором находился дом.

Должник выразил намерение продать дом, но хотел продать его в 2015 году, исходя из ситуации на рынке недвижимости в то время, если он получит определенную сумму (5,1 млн рублей) на свои активы для погашения и выкупа ипотеки. Другой дом.

Отказ от освобождения кредитора в процессе банкротства приводит к продаже актива на публичных торгах. То есть, когда нет реальной гарантии, что цена, предложенная участниками торгов, сформированных без участия должника, позволит. После урегулирования спора с кредитором семья соглашается приобрести жилье, которое отвечает нормальным требованиям жизни должника и не ставит эту семью в худшее имущественное положение, чем если бы кредитор выполнил промежуточное условие.

В результате, недобросовестность должника в отказе продать дом не была установлена.

Поэтому Верховный суд пришел к выводу, что применение принудительного исключения само по себе не может являться злоупотреблением властью.

Я согласен с такой позицией Верховного суда. При отсутствии законодательных ограничений подлинный должник всегда должен быть защищен от освобождения от исполнения, но важно всегда доказывать, что должник не является подлинным/добросовестным.

Теперь рассмотрим основные позиции уголовных судов относительно применения освобождения от исполнения приговора на период с 1 июня 2020 года по 1 декабря 2020 года.

Районные суды:.

Матримониал:.

  1. В случае банкротства мужа была исключена одна квартира, но должник в своем деле хотел исключить еще одну квартиру.

После того, как суд установил, что Тропов женат и проживает там (информация не предоставлена), квартира не 30 исключенных из дела о банкротстве в деле о банкротстве A.V. Тропова. Поскольку она была признана единственным подходящим местом жительства для пребывания, суд пришел к выводу, что нет оснований признавать данную недвижимость единственным подходящим местом жительства должника, и отказал в удовлетворении заявления.

В данном случае Е.С. Торопов, А.В. Тропова как члены семьи. право на проживание в квартире 30, к которой относятся его супруга и несовершеннолетние дети, в соответствии с положениями статьи 31 Семейного кодекса, его право на жилье не было нарушено.

Суд постановил, что Тропов Е.С. будет представлен бабушке для возможного изъятия этого имущества и что 1/5 доля в праве на квартиру Тропова Е.С. будет представлена бабушке для уменьшения этого имущества для приватизации.

Приведенная позиция Тропова Е.С. свидетельствует, в частности, о том, что данная недвижимость не рассматривается как место жительства.

Дело № А46-23519/2019 от 18.11.2020 Арбитражного суда Западно-Сибирского округа

  1. Возможность приобретения женой должника другой квартиры в результате продажи совместной квартиры и выплаты ей стоимости ее доли в этой квартире не является основанием для отказа в применении освобождения.

Позиция суда о необходимости проживания должника либо путем приобретения женой должника другой квартиры за счет продажи указанного имущества, либо путем его отчуждения для сдачи в аренду другой квартиры, не основана на законе. Это не соответствует вышеуказанным договоренностям и нарушает конституционные права должника и его семьи.

Решение А50-34786/2017 Арбитражного суда Уральского региона от 25.06.2020 по делу №.

  1. Нерешительность в осуществлении прав на квартиру, приобретенную в период брака, не должна влечь за собой нарушение прав кредитора.

Суд принял во внимание права должника на другое жилье, а именно на двухкомнатную квартиру, приобретенную во время свадьбы. Это было исключено из конкурсной массы Р.В. Кудвина как единственное место жительства.

Суд по уголовным делам постановил, что право собственности на вышеуказанную квартиру принадлежит должнику Худобиной Р.В., квартира была приобретена ими в период брака и является их общим имуществом. i.v. Использование Худобиной своих прав на эту квартиру не должно привести к нарушению прав ее кредиторов на максимизацию их требований к должнику.

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 10 августа 2016 года, А35-12644/2016.

4. тот факт, что должник проживает в квартире своего бывшего супруга, не лишает его права на участие в разделе жилья.

В период брака они приобрели по договору купли-продажи следующие объекты жилой недвижимости: дом площадью 491,7 кв. м. (и квартира общей площадью 31,4 кв. м). В своем решении суд прекратил производство по делу о распределении совместно нажитого имущества, прекращении права собственности и признании права собственности. В том числе и те, которые касаются 1/2 собственности на квартиру в Ростове-на. -Дон, ул. Социалистическая, 111, кв. 4, общая площадь 31,4 кв.м.

Суд отметил, что у должника не было зарегистрированного свидетельства о праве собственности на квартиру.

Документы дела показали, что у бывших супругов были плохие отношения, и проживание должника в квартире бывшей жены было явно временным. У должника есть зарегистрированное свидетельство о праве собственности на 1/2 его доли в доме. Должник зарегистрирован по месту жительства в доме, где заявлено освобождение от уплаты налога. Это единственное место жительства должника.

Сам факт того, что Александр Иванович Сербин временно не проживает в этом доме, не лишает его права на проживание, закрепленного в статье 40 части I Конституции Российской Федерации, и поэтому не может рассматриваться как препятствующий исполнению освобождения от исполнения. В том доме.

Действующее законодательство предполагает, что мнение должника учитывается при определении места жительства, исключаемого из конкурсной массы, и права должника выбирать место жительства и оставаться в нем. При таких обстоятельствах, даже если будет доказано, что у должника есть другое жилье, он вправе воспользоваться своим правом на исключение жилья, в котором он проживает, из имущества банкрота. Должник в этом деле выразил свое мнение, подав заявление об исключении данного дома из имущества банкрота. В этих обстоятельствах, принимая во внимание конституционный принцип свободы выбора места жительства и особые обстоятельства спора, апелляционный суд соглашается с выводом суда апелляционной инстанции о необходимости исключения вышеуказанного имущества (единственного места жительства должника) ) из конкурсной массы.

Решение Арбитражного суда Северо-Кавказского округа по делу № 12.08.2020. A53-42967 / 2018

Отчуждение имущества:.

  1. Отчуждение единственного места жительства после удовлетворения иска представляет собой злоупотребление правом.

Рассмотрев обстоятельства дела, апелляционный суд установил, что должник владел долями в квартире по улице Зорге (площадь 59,6 кв. м) и в квартире по улице Кавалерийской (площадь 185,4 кв. м). ), продажа доли в квартире на улице Зорге и дарение доли в квартире на улице Кавалерийской произойдут после обращения агентства в суд общей юрисдикции для урегулирования задолженности.

Агентство обратилось с заявлением о выплате должнику 3 000 000 рублей. 29.11.2017 между контрагентами были проведены переговоры о размере компенсации, которая должна быть выплачена государственной организации. В результате, по крайней мере, с 29.11.2017 он знал о долге, который он должен выплатить организации, и, следовательно, о возможности конфискации имущества, к которому он принадлежал. 08.05.2018 (после иска организации о взыскании задатка) и 17.10.2018 (после решения Новосибирского районного суда от 10 ноября 2010 года о взыскании задолженности) в ходе ряда сделок было выведено все имущество, включая доли жилья.

Такое поведение должника не отвечает принципу логики, подлинному поведению в буржуазных продажах, а направлено на сокрытие своих активов за счет кредиторов I.V. Твердовская может корректировать свои требования.

Регламент Арбитражного суда Западно-Сибирского округа был принят 22.10.2020 по делу 2019 года.

  1. Отчуждение раздельного имущества — злоупотребление правом.

Должник просил суд проиллюстрировать имущество банкрота квартиру в Москве, Лаврушинский переулок, 17/5, ст. 4, кв. 1, Лаврушинский переулок, Москва.

Суд также отметил, что после судебного разбирательства о возврате денег заемщик предпринял ряд мер, направленных на то, чтобы сделать невозможным удовлетворение требований кредитора.

Дата возникновения задолженности и решение суда о взыскании задолженности, за исключением Лаврушинского 17 квартира за ул. 4, кв. 1, заемщик владел определенным имуществом. Определенное имущество было отторгнуто после возбуждения исполнительного производства и отторгнуто, чтобы исключить возможность принудительного исполнения.

Суд также установил, что на момент принятия должником долга, он был зарегистрирован в квартире по адресу Лаврушинский пер. 17. 4, корп. 4. 8. 20 декабря 2013 года Садиков К.С. (сын должника), которому должник фактически признал иск, должник был признан утратившим право пользования квартирой.

Выяснив вышеизложенную ситуацию и применив положения статьи 10 Гражданского кодекса РФ, суд пришел к выводу, что должник вел себя недобросовестно, злоупотреблял своими правами и намеревался причинить ущерб кредитору.

Решение A40-184236/2015 Арбитражного суда Московской области по делу № 15.09.2020

  1. Важно изучить обстоятельства продажи имущества и договоров.

Решением суда было отклонено ходатайство должника об освобождении имущества банкрота, а именно квартиры по адресу: Саратов, улица Набережная Космонотова, дом 2, квартира 70.

Согласно делу по иску, найденному судом, должник владеет квартирой на Набережной Космонавтов. Кроме того, заемщик был зарегистрирован более 20 лет в квартире 20 по Кубесина 42 в Саратове.

Решением Арбитражного суда Саратовской области договор между должником и Федорченко Т.Н. признан недействительным по основаниям, предусмотренным статьей 10 ГК РФ, а квартира на улице Набережная Космонабтов возвращена в конкурсную массу.

Рассматривая этот отдельный спор, суд пришел к выводу, что квартира на улице Набережная Космонавтов не может считаться единственным жилым помещением, пригодным для проживания должника, и не подлежит обращению на нее взыскания.

В пункте 6 договора купли-продажи указано, что в квартире никто не зарегистрирован и не проживает, и продавец гарантирует, что квартира будет передана без прав третьих лиц.

В то же время договор купли-продажи от 12 мая 2015 года (продажа квартиры на улице Хвесина) включает пункт 9, в котором указано, что продавец (должник) будет зарегистрирован в проданной квартире после подписания данного договора. .

Кроме того, должник продал квартиру на улице НабережнаяКосмонавтов на 11 месяцев раньше, чем квартиру на улице Хвесина.

Суд отметил, что должник зарегистрировался в квартире на улице Набережной Космонавтов уже после того, как суд отменил договор купли-продажи.

Между тем, как следует из материалов дела, должник не сообщил финансовому управляющему и арбитражному суду о своей регистрации или регистрации сестры и сына в спорной квартире по улице НабережнаяКосмонавтов.

Поведение должника показывает, что до расследования данного отдельного спора она не считала данную квартиру единственным местом жительства, а ее поведение свидетельствует о злоупотреблении правом, поскольку квартиры на улице НабережнаяКосмонавтов и улице Квесина были проданы в пользу ряда родственников в 2014 году соответственно. В 2015 году и на дату возбуждения дела о несостоятельности в ее собственности не было квартиры, которая была бы единственным жилым помещением и могла быть исключена из дела о несостоятельности.

В связи с вышеизложенным, суд отказался принять заявление должника об исключении имущества из конкурсной массы должника.

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 31 июля 2020 года по делу A57-334/2017

  1. При возражении против сделки, связанной с дарением жилья, необходимо проверить возможность проживания должника в другом здании.

Считая, что договор дарения от 13 апреля 2015 года был заключен в ущерб имущественным правам кредиторов должника, финансовый управляющий оспорил законность сделки (пункт 2 статьи 61.2 Кодекса о банкротстве) и статью 10 Гражданского кодекса.

Принимая во внимание тот факт, что должник и его сын проживали в доме на участке, апелляционный суд постановил, что кредиторам должника не был нанесен ущерб, поэтому финансовый управляющий отклонил апелляцию.

Однако суд апелляционной инстанции установил, что решением Краснознаменского районного суда Калининградской области от 12 марта 2019 года Железникову А.В., г. Краснознаменск, ул. Мейская, д. 4, кв. 1, было предоставлено право собственности на 1/2 долю в квартире общей площадью 49,6 кв. м. Кроме того, в период зарегистрированного брака Железняковы приобрели по договору купли-продажи от 17 января 2007 года двухкомнатную квартиру по адресу: улица Григатская, дом 13, кв. 22, общей площадью 42,80 кв.м., которая также была разделена только в 2019 году.

Данные обстоятельства подтверждены доказательствами, представленными в материалы дела при рассмотрении судом данного обособленного спора.

Апелляционный суд так и не обосновал необходимость предоставления 117,3 кв. м жилого помещения. В качестве единственного жилого участка, пригодного для постоянного проживания должника с участком площадью 3 000 кв. м и его семьи, между тем, действующее законодательство устанавливает критерии для жилых участков, на которых гражданам определено и постановлено предоставлять общую жилую площадь.

В результате, на момент дарения указанного жилого помещения и участка сыну, они не являлись единственным пригодным для проживания жильцом и место жительства несовершеннолетнего по данному адресу не было определено.

Постановление А21-150/2018 Арбитражного суда Северо-Западного округа от 05.11.2020 по делу №.

  1. При оценке дела о нуждаемости в проживании суд должен выяснить, было ли имущество выведено в период сомнения и может ли оно быть возвращено в рамках банкротства.

Вторым основанием для исключения имущества из банкротства стал вывод о том, что оно является единственным жилым помещением для должника и его семьи. Таким образом, апелляционный суд исходил из того, что у должника и его жены не было другого пригодного для проживания имущества и они могли вернуть квартиру Еренжику в период банкротства. Место жительства, на которое распространяется иммунитет.

Районный суд не может согласиться с выводом о том, что заключение об отсутствии иного имущества основано на неполном исследовании обстоятельств дела и что должник может определить свое место жительства, поскольку не учитывает необходимость для обеспечения баланса прав должника и его кредиторов.

Апелляционный суд не упомянул период, в течение которого активы должника были поданы в суд, и не коснулся предполагаемого периода, в течение которого жена должника смогла отвлечь принадлежащее ей имущество, поэтому его не существует. Другая недвижимость, пригодная для проживания.

Суд проигнорировал тот факт, что квартира Еренжика была переоборудована. Ссылаясь на возможность оспаривания сделки, суд не принял во внимание тот факт, что квартира может быть признана жилой недвижимостью, если она вернется в банкротство.

Решение A32-38370/2016 Арбитражного суда Северо-Кавказского округа по делу № 24.09.2020

Дом был куплен на деньги кредиторов:.

  1. Покупка дома на деньги кредиторов и дальнейшее банкротство — это злоупотребление правом.

Финансист попросил суд признать жильё подаренным, а участок — недействительным.

должник привлекал займы и кредиты и использовал их для строительства трехэтажного дома, а после процедуры несостоятельности должник утверждал, что больше там не проживает — до процедуры несостоятельности должник и его семья были зарегистрированы по другому адресу, но в процедуре несостоятельности они зарегистрировались по месту жительства — о сделке, о которой идет речь В результате собственник и участок дома были изменены — должник после реабилитации дома, г Березин по мнению финансового управляющего и кредитора С.Н., это свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны должника.

Суд не исследовал продолжительность и средства, на которые должник построил дом — должник злоупотребил правом построить дом на средства кредиторов и обратить взыскание на дом, если дом был заявлен как свободный от требований кредиторов о выплате долга.

Суд не исследовал фактическое проживание должника и его семьи в домостроении до начала процедуры несостоятельности и не выяснил причины и мотивы изменения места жительства (государственной регистрации) после процедуры несостоятельности. Сделка, о которой идет речь.

Решение Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11.06.2020 по делу A27-17129/2018

Аналогичным образом: в

Решение Арбитражного суда Уральского региона от 6.05.2019 по делу №. A60-13377 / 2017

Решение АС Уральского округа от 16 августа 2019 года по делу A71-17453/2017

Не приобретенные на деньги кредитора:.

Решение Арбитражного суда Московской области по делу № 21.02.2020. A40-85058 / 2017

  1. Факт того, что дом был приобретен на деньги кредитора, должен быть доказан.

В данном деле окружной суд не нашел доказательств злоупотребления действиями должника. Данное имущество было приобретено должником в 2004 году, задолго до начала процедуры банкротства. Не было доказательств того, что данное имущество было приобретено на средства, полученные от кредиторов, включенных в реестр в отдельном спорном документе.

В то же время должник постоянно проживал в спорной квартире со своей семьей.

Таким образом, в сочетании с приведенными выше правилами и разъяснениями, представляется невозможным усмотреть в действиях должника намерение искусственно создать ситуацию, когда дорогостоящее имущество приобретается с намерением нарушить характеристики единственного пригодного для проживания жилья. Кредиторы и вывод ликвидных активов из конкурсной массы.

Решение Арбитражного суда Московской области от 1 сентября 2020 года по делу №. A40-222335 / 2018

Изменение постоянного места регистрации:.

Если должник предпринимает действия по изменению места жительства (регистрации) без четких объективных причин (обратное не доказано), он подтверждает свою недобросовестность, учитывая свои потенциально неисполненные обязательства перед кредитором (Пленум Верховного суда РФ № 25 от 23 июня 2015 года). (пункт 8).

  1. Регистрация в доме родственника, имеющего собственную недвижимость, является злоупотреблением правом.

В то же время Федорченко Т.Н. (родственник должника) до 23 августа 2019 года был зарегистрирован и имел право собственности на квартиру по адресу: г. Саратов, ул. Разина, д. 50, квартира 56, которую продал 9 февраля 2019 года.

Учитывая изложенное, суд установил, что Никольникова Г.Н. и Федорченко Т.Н. после открытия производства по делу о несостоятельности Никольниковой Г.Н. и Федорченко Т.Н. уже зарегистрированы в указанной квартире. Никольникова сознательно намерена злоупотребить своими правами, чтобы сделать данную квартиру своей собственностью после признания судом акта купли-продажи квартиры недействительным и после подачи заявления об исключении квартиры из конкурсной массы должника. ценные активы из имущества неплатежеспособного предприятия, чтобы распорядиться ими выгодно и по своему усмотрению. Это подрывает имущественные права кредиторов и уменьшает потенциальную массу имущества банкрота.

Учитывая изложенное, суд Никольникова за исключение имущества из конкурсной массы должника Г.Н..

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 31 июля 2020 года по делу A57-334/2017

  1. Изменение места постоянной регистрации после включения в гражданско-правовую ответственность — злоупотребление правом.

Отказывается сослаться на необходимость определения статуса единственного надлежащего места жительства должника в квартире №. 6, апелляционный суд обоснованно принял во внимание тот факт, что должник и его сын были выдворены с регистрации по другому месту жительства и с регистрации в квартире №. 6 После вынесения решения суда по делу о банкротстве ЗАО о включении должника как бывшего управляющего в субсидиарную ответственность по обязательствам данного юридического лица в размере 144 024 818 рублей и оценки вышеуказанного действия как неправомерного

По делу А70-9704 / 2018, Решение Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25 ноября 2020 г.

  1. регистрация в выставленной на аукцион квартире с целью предотвращения ее продажи является злоупотреблением правом.

Согласно штампу в паспорте должника Рыженкова В.Е., 21 ноября 2017 года он лично вышел из квартиры по адресу г. Москва, ул. Главмосстроя, д. 1, стр. 2, кв. 18, а с 11 декабря 2017 года зарегистрирован по адресу: г. Москва, Внуковское, поселение ДСК «Мичуринец», ул. Энгельса, д. 14Б.

Таким образом, как правильно отметил суд, регистрационные действия были фактически совершены должником в ходе реализации указанных активов на аукционе, в рамках исполнительного производства от 16.09.2016 N 23546/16 / 77025-ИП. В этот же день (12 ноября 2017 года) было принято заявление Юденкова Алексея Юрьевича об утверждении конкурсного производства Лысенкова Владимира Евгеньевича.

При перерегистрации на указанный дом должник нарушил установленный законом запрет на совершение регистрационных операций с недвижимостью. Это свидетельствует о недобросовестности со стороны должника, как справедливо отметил суд.

Апелляционный суд обоснованно заявил, что поведение сторон явно свидетельствует о недобросовестности должника. Единственной целью должника было избежать вступившего в законную силу решения суда и прекратить арест имущества. Суд.

В данном деле суд постановил, что поведение должника по перерегистрации места жительства и лишению имущества точной жидкости продолжалось, когда для него представлялось явно невозможным выполнить свои обязательства перед кредиторами и свидетельствовало о злоупотреблении правами и умысле. правильно постановил. нанести ущерб кредитору.

Решение А40-230162/2017 Арбитражного суда Московской области от 10.09.2020 по делу №.

  1. Изменение регистрационных данных до подачи заявления об освобождении имущества из конкурсной массы является злоупотреблением правом.

Заявление об изменении регистрационных данных на место жительства должника было подано непосредственно перед заявлением об освобождении квартиры из конкурсной массы, что ставит под сомнение реальность намерения должника изменить постоянное место жительства. Это считается злоупотреблением правом должника избежать расчета с кредиторами за счет своего имущества.

Решение Арбитражного суда от 28.09.2020 по делу А05-3506/2016.

  1. Регистрация одного супруга по другому адресу для примера не является злоупотреблением правом.

Суд также принял во внимание объяснения Н.С. Уткина и С.С. Уткина, согласно регистрации сына: г. Тверь, ул. Зинаиды Коноплянниковой,.<. >Суд также установил, что регистрация по улице Зинаиды Коноплянниковой с сыном ТВЕРЬ была направлена для направления несовершеннолетнего ребенка в учебное заведение — среднюю школу № 53, ближайшее к его месту жительства учебное заведение.

Суд также установил, что в квартире зарегистрированы и проживают следующие лица: Уткина Валентина Николаевна (мать должника), Уткин Виктор Михайлович (брат должника), его семья (жена, дочь 2010 года рождения).

Решение Арбитражного суда от 15.09.2020 по делу A66-18719/2018

Интересный случай:.

  1. Переселение в жилое помещение в нежилом помещении свидетельствует о наступлении неплатежеспособности и злоупотреблении правом.

Согласно решению департамента градостроительства и строительства администрации Липецкого муниципального района, дом с садом в нежилом помещении был признан жилым домом в отношении аттракциона Тацитова С.Е.

Тацитов С.Е. обратился в Арбитражный суд области с просьбой исключить данное здание из банкротства, ссылаясь на то, что оно является единственным жильем.

С тех пор, на момент проведения процедуры банкротства в отношении должника, имущество, представляющее собой садовый домик, давно зарегистрировано в нежилом помещении, Тацитов С.Е. проживает в квартире своей жены. Должник внес изменения в назначение имущества, не посоветовавшись со своим финансовым управляющим. Умышленный выход из банкротства.

Иски, основанные на злоупотреблении правами, не подлежат судебной защите.

Решение Арбитражного суда от 25.06.2020 г. по делу А36-6276/2018.

  1. Деньги от продажи квартиры не освобождаются от исполнения обязательств

В данном случае промежуточный суд указал, что должник решил продать жилую недвижимость, поскольку она ему не нужна, и фактически отказался от права проживания в жилой недвижимости, таким образом, исключив недвижимость из освобождения от взыскания. Что деньги, вырученные от продажи имущества, были доходом должника, включенным в его конкурсную массу.

Эти деньги были переданы должнику покупателем квартиры в апреле 2018 года, но информации о том, на что были потрачены эти деньги, в деле нет, так как они были переданы его бывшей женой на содержание их несовершеннолетних детей в целом. Рынок квартир. Лица, участвующие в деле, не предоставили суду соответствующих объяснений, Безгодова И.В. Таким образом, в свете рассказа должника в окружном суде о том, что он и его мать в настоящее время проживают по одному адресу.<. >Не было оснований для вывода о том, что должник нуждался в жилье.

Решение А50-24149/2017 Арбитражного суда Уральского региона от 08.07.2020 по делу №.

  1. Поездка за границу с целью сокрытия от правоохранительных органов не является основанием для отказа в применении исполнительного иммунитета.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание пояснения должника о том, что с 2014 года до весны 2016 года он постоянно проживал в указанной квартире с Кузнецовой А.Д. (рождение ребенка) временно покинули территорию Российской Федерации с 2014 года по сегодняшний день. Он живет в квартире, о которой идет речь. Эти объяснения были подтверждены материалами дела и соответствовали другим доказательствам, с учетом того, что должник не имел юридического значения для спора. Поскольку он являлся гражданином России и не имел другого места жительства в Российской Федерации, апелляционный суд пришел к выводу, что в данных обстоятельствах нет оснований не применять статью 446 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Апелляционный суд основывался на общих принципах гражданского и конституционного права, и должник не может быть лишен единственного жилья, находящегося в собственности Российской Федерации.

Окружной суд считает, что выводы Апелляционного суда соответствуют действующему законодательству. Следует отметить, что сам факт того, что должник временно не проживал в указанной квартире во время сокрытия правоохранительными органами (что отмечалось должником, в частности, в ответ на уголовное преследование), не лишает его каких-либо прав. Поскольку данное место жительства являлось местом жительства, определенным в статье 40 (1) Конституции Российской Федерации, оно не рассматривалось как случай, препятствующий применению иммунитета от исполнения приговора в данном районе. Данная правовая позиция отражена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 23 января 2020 года. № 308-ES19-18381.

Решение Арбитражного суда Уральского региона от 31 июля 2020 года по делу №. A50-42084 / 2017

Так, за последние шесть месяцев Суд выявил ряд случаев злоупотребления правами. Это очень полезно для дальнейшего развития практики.

КС РФ определил условия, когда можно взыскивать единственное жилье у должника

Постановление Конституционного суда от 26 апреля 2021 года «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса и статьи 213.25 Федерального закона 3 «О несостоятельности (банкротстве)» И.И. Ревкова» (далее Постановление № 15-П) было опубликовано вчера на официальном сайте Суда Оно было опубликовано на официальном сайте суда.

Суд рассмотрел вопрос о законности конфискации единственного жилья должника и долгов его семьи.

Гражданин, одолживший деньги знакомому по договору займа более 20 лет назад, обратился в Конституционный суд РФ. Впоследствии женщина не вернула долг, и истец явился в суд для решения спора.

Суд постановил, что долг подлежит принудительному взысканию, однако в рамках исполнительного производства не удалось взыскать с истца всю сумму. Кроме того, за годы невозврата сумма долга была скорректирована, увеличившись с 772 000 рублей до 4 млн рублей с 2018 года.

В 2019 году должник был признан банкротом (решение Арбитражного суда Калужского округа от 28 июня 2019 года по делу № А23-2838 / 2019)1 .

Ведь в 2009 году он потратил кредитные средства на покупку квартиры площадью более 110 кв. м.

Истец подал заявление о включении жилого помещения (квартиры должника) в список имущества, подлежащего ликвидации. Однако заявителю было отказано на основании статьи 446 Гражданского процессуального кодекса (решение Центрального регионального арбитражного суда от 29 сентября 2020 года № F10-6607/19 по делу A23-2838 /2019).

Если должник и его семья проживают вместе в принадлежащем им помещении, исполнительный документ не может наложить взыскание на жилое помещение (или его часть), если оно является единственным помещением, пригодным для постоянного проживания. Этот пункт, если оно является предметом ипотеки и может быть изъято в соответствии с законом об ипотеке (статья 446 § 1 Гражданского процессуального кодекса).

Истец обратился в Верховный суд Российской Федерации, но получил отказ (решение Верховного суда № 310-ЭС20-21027 от 12 января 2021 года).

Дом, о котором идет речь, является единственным жильем и не может быть включен в имущество банкрота», — заявил суд в своем решении.

Рассматривая дело и отправляя его на повторное рассмотрение, Конституционный суд пришел к следующим выводам, в частности, о необходимости законодательного пересмотра безусловного принудительного (имущественного) освобождения единственного места жительства гражданина.

Коу заявил, что «цель освобождения от принудительного исполнения в любом случае не в защите прав должника на жилье, а в предотвращении нарушений конституционных прав на жилье».

Как упоминалось выше, процедура реализации прав на жилье, явно превышающих уровень безопасности жилья (статья 50 Федерального жилищного кодекса РФ), также должна быть адаптирована. Суд отметил, что вышеуказанные уровни приемлемы при особых социально-экономических обстоятельствах, которые дают представление о типе дома, способного удовлетворить разумную потребность в жилье.

Постановление № 15-П, Конституционный суд также подчеркнул обязательный характер закона, разрешающего наложение ареста на собственное жилье должника по судебному решению. Кредитор.

1 Текст решения Арбитражного суда Калужской области от 28 июня 2019 года. A23-2838/2019 размещена на официальном сайте суда.

Квартира попала под арест. Верховный суд разъяснил, что можно делать с единственным жильем должника

shutterstock_140759851

Судебный совет Верховного суда был привлечен к рассмотрению жалобы должника на мирового судью. Она захватила единственное жилое помещение должника, и должник считал, что это нарушает его права.

Статус взыскания долгов — актуальный вопрос для многих людей сегодня. Долги нужно возвращать. Особенно по решению суда. Именно поэтому существуют службы судебных исполнителей. Но всегда ли их действия законны? Почти все должники знают, что трогать их уникальные дома запрещено. Что реально и без нарушения закона можно сделать в квартире должника?

В районном суде Санкт-Петербурга было возбуждено дело против местной жительницы. Суд обязал ее выплатить крупный долг. Мировые судьи инициировали процесс казни и изъяли у женщин участки дакки и их части. Они продали их, а деньги пошли на погашение долга.

Однако этих денег оказалось недостаточно для погашения долга, и мировые судьи наложили арест на квартиру, в которой должница проживала со своими детьми.

Однако ответчик не согласился на арест квартиры. Он обратился в другой районный суд, по требованию которого он поставил под сомнение решение судебного коменданта об аресте квартиры. Гражданка утверждала, что квартира является единственным местом жительства для нее и ее маленького сына, и поэтому она не может быть изъята.

Окружной суд согласился с этим утверждением. В своем решении суд первой инстанции указал, что в соответствии со статьей 79 Закона об исполнительном производстве исполнение не может быть наложено на имущество должника, перечень которого приведен в Гражданском процессуальном кодексе. В этот перечень входит только жилое помещение (статья 446 Гражданского процессуального кодекса).

Поскольку данная квартира, являющаяся единственным местом жительства должника, не может быть конфискована, арест имущества, на которое не может быть наложен арест, не может быть использован в качестве самостоятельной меры исполнения и не может привести к исполнению судебного решения», — записал он в решении районного суда.

Кредиторы и судебные приставы смогли оспорить это решение и подали апелляцию в суд Санкт-Петербурга. В апелляции было указано, что конфискация квартиры была произведена «не с целью конфискации, а как самостоятельная мера принудительного исполнения, предусмотренная законом об исполнительном производстве». Однако Городской суд не поддержал судебных приставов и кредиторов. В апелляции говорилось, что их претензии были «основаны на неправильном понимании действующего законодательства». Суд указал, что меры, предпринятые судебным исполнителем, не входят в перечень оснований для конфискации.

Поэтому «довод о правомерности наложения ареста для приведения должника в фактическое соответствие с требованиями исполнительных прав не соответствует действующему законодательству», — говорится в решении апелляционной инстанции. Городской суд также заявил, что арест имущества для обеспечения его сохранности не имеет юридического значения в нашем деле. ‘Этот арест не может привести к исполнению решения суда по данному делу’.

Кредиторы не согласились с этим утверждением, а в Верховном суде РФ оно оказалось еще выше. Ознакомившись с делом, они заявили, что действия суда в Санкт-Петербурге были ошибочными и должны быть отменены, поскольку их вывод был основан на «неправильном понимании норм материального права».

В своем решении Судебный совет по гражданскому судопроизводству указал, что арест может быть наложен судебным приставом «в целях исполнения решения суда, в том числе по иску о возмещении имущественного вреда» (статьи 64 и 80 Исполнительного процессуального кодекса) ). По мнению Верховного суда, статья 446 МПГПП запрещает наложение ареста на единственное жилье должника на основании права, подлежащего принудительному исполнению, хотя наложение ареста на это жилье возможно, поскольку арест не подлежит принудительному исполнению. Это разные действия.

По мнению Комиссии, суд первой инстанции и апелляционный суд неверно приравняли запрет на регистрационные действия к фиксированной ставке и исполнительным действиям. Верховный апелляционный суд заявил, что «из решения судебного пристава ясно, что это было сделано для исполнения решения суда».

Суд также пояснил, что арест не предусматривает ограничение права пользования квартирой и ее конфискацию, т.е. изъятие и продажу или передачу истцу. Должница могла без проблем жить в своей квартире, но после наложения ареста она не могла ею распоряжаться. То есть продать, подарить или обменять.

Верховный суд в этом деле использовал пленарное решение. «О применении судами законодательства при решении некоторых проблем, возникающих в исполнительном производстве» (ноябрь 2015 г.).

В этом решении говорилось, что арест дома, являющегося единственным местом постоянного проживания должника и его семьи, и запрет на распоряжение имуществом (включая его владение и регистрацию другим лицом) не были признаны незаконными. Если эти меры были приняты мировым судьей, чтобы должник не мог предоставить имущество за счет взыскателя. (Дело № 78-kg15-42)

Иван Соловьев, профессор Российской академии внутренних дел:.

— Обязанность кредитора состоит в том, чтобы обеспечить, желательно на одну минуту, чтобы должник не забыл о том, что ему причитается. Единственным домом была долгоиграющая тюрьма для исполнителей и хоть какая-то степень безопасности для тех, кто неправильно оценивал свои финансовые возможности или переоценивал потенциальных клиентов. Долг растет месяц за месяцем, и решение о нагрузке очень предсказуемо, поскольку дорогие кредиты — единственный устойчивый способ стимулирования банковского сектора. В любом случае, не следует забывать о возможностях, которые открывают новые правила для индивидуальной несостоятельности. 500 000 рублей и отсрочки в три месяца достаточно, чтобы задуматься об этом юридическом процессе, но предпочтительнее активизировать его и провести самостоятельно, так как кредиторы обязательно сделают это так, как им выгодно.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: